Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:11 

AmigoR
Хронически обкуренный Бальзак. Когда у меня хорошее настроение, виновата в этом любимая трава.
Это какой-то сумасшедший фик...*выдыхаю* Я не знаю, не OOCен ли вышел Ройенталь, и понимаю, что подчинение может быть и совершенно не сексуального характера. Но мне оно почему-то видится именно таким.
И вообще, это чистый юст. Причем односторонний. Что там думает сам Райнхард и думает ли он вообще что-нибудь по этому поводу, неизвестно. Ну не получается у меня писать нормальный Р/Р. Остается надеяться, что это пока... потому что написать бы хотелось.


Адмиралу флота Ройенталю нравятся женщины - об этом знают все. Нравятся разные женщины - брюнетки, рыжие, блондинки, стройные и пышные, высокие и миниатюрные. Никто даже шутливо не упрекнет его в том, что он уделяет слишком мало или слишком много внимания какой-то отдельной категории женщин. Кажется, что они все одинаковы для него - ни с одной он так и не завязал действительно длительных и серьезных отношений.
Но тем не менее, есть женщины, которых адмирал флота Ройенталь бросает позже, чем всех остальных.
Они похожи друг на друга, эти... счастливицы - стройные, с волнистыми светлыми волосами, темпераментные порой до настоящей истеричности. У них всех горящие той или иной страстью светлые глаза, белоснежная кожа, легко вспыхивающая румянцем от смущения или удовольствия, выразительная мимика, по которой легко можно распознать их эмоции. Каждая из них по-своему великолепна - но даже великолепие не дает им возможности надолго удержать безраздельное внимание Ройенталя.
Потому что за это время он успевает понять, что получаемое им удовлетворение не может утолить его жажду.
Какими бы светлыми не были волосы и кожа женщины, Ройенталь, гладя их в постели, думает о других. Как бы не швырялись в него тарелками и столовыми приборами, впечатления это не производит - Ройенталь помнит острый, на мгновение становящийся очень ярким блеск бокалов, брошенных с неженской силой и разбивающихся об пол. Ройенталь помнит, что пустой и наполненный вином бокалы бьются по-разному - второй падает тяжелее и медленнее, и звук от его соприкосновения с твердой поверхностью скорее глухой, чем действительно звонкий.
Женщины в Рейхе редко бьют бокалы - это привилегия мужчин. Воинов, отправляющихся на войну. И первого среди них, златоволосого, неистового в битве, с его горящим взглядом, подобный которому Ройенталь так долго и безуспешно ищет у женщин. Ищет и... каждый раз приходит к выводу, что все-таки не нашел.
Потому что таких - нет.
В те редкие ночи, которые Ройенталь проводит один, он ворочается в постели. Даже с закрытыми глазами он видит ослепительное - золото и белизну, волосы, плащ и кожа, и глаза... глаза, цвет которых он даже не помнит. Как можно обратить внимание на цвет глаз, когда взгляд - такой? Взгляд, от которого у Ройенталя пересыхает во рту, а где-то внутри становится жарко. Словно огонь, который пылает в императоре, через контакт глаз перетекает в Ройенталя, разжигая его жажду. Жажду, которую не удовлетворит полностью ни одна женщина - слабенькое белое вино вместо золотистого виски.
Ройенталь и не знает толком, как добиться того, что безумно хочется. Какое именно действие нужно предпринять? Присутствие рядом с императором, возможность смотреть на него приносит лишь краткое облегчение. Встреча с Эльфридой фон Кольрауш приглушает жажду... но лишь на время. Очень быстро Ройенталь ловит себя на том, что пытается разглядеть в её волосах мучительно знакомое золото. Но Эльфрида не так похожа на императора, чтобы Ройенталь действительно мог обмануть себя. Наслаждаясь ею, он не чувствует, что его жажда становится хоть немного слабее. Однако, именно Эльфрида и наводит его на мысль.
Ройенталь начинает думать, что подчинение - именно то, что нужно.
Не его собственное подчинение, конечно. Подчинение императора.
Ройенталь даже затрудняется представить себе, как это должно выглядеть, но он чувствует возбуждение уже только от своих мыслей - абстрактных, несущих только самый минимум образов. Он и раньше размышлял, может ли попытаться захватить власть сам. Но власть над империей и власть над императором - не одно и то же.
Из-за связи с Эльфридой Ройенталя обвиняют в государственной измене. Его даже в какой-то степени веселит подобная ирония судьбы - оказаться под следствием не из-за своих тайных, жгучих и действительно преступных мыслей, а из-за нелюбимой женщины и нежеланного ребенка. Император, к сожалению или к счастью, плохо разбирается в людях. И решение, которое он принял позже, только доказывает это.
Теперь у Ройенталя есть власть, намного большая, чем была раньше - но все же недостаточная. Явно недостаточная. После прибытия на Хайнессен его фантазии, с их горчащим на языке привкусом преступления, кажутся почему-то еще более безумными, чем раньше. Но возбуждают они еще сильнее.
Здесь у Ройенталя почти нет времени и сил на женщин, и он даже и не пытается искать их. После Эльфриды он окончательно решил, что это безнадежно. Власть вызывает у него куда более сильные ощущения, чем любая женщина сама по себе. Но не абстрактная, обезличенная власть над миллионами людей, большинство из которых Ройенталь никогда не встречал - или же встречал, но обращал на них внимания не больше, чем на заурядные картины, которые могут украшать или портить стены. Ройенталю нужно видеть глаза того, кого он подчиняет в своих мыслях. Одну-единственную во всей Вселенной пару глаз.
Цвет которых он так и не может вспомнить.

@темы: ЛоГГ, мое творчество, оскар фон ройенталь, райнхард фон лоэнграмм, слэш, фики, эльфрида фон кольрауш

URL
Комментарии
2016-02-05 в 13:11 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
AmigoR, о да!!! Оно сильно:bravo:

   

Что ветер в уши нашепчет...

главная