Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:30 

AmigoR
Хронически обкуренный Бальзак. Когда у меня хорошее настроение, виновата в этом любимая трава.
Райнхард/Хильда, кинк на военную форму. Рейтинг невысокий, но многовато психологизмов. Впрочем, как и всегда.
NEW! Все-таки Хильда ушла в отставку со званием адмирала, а не командора.


Ей всегда хотелось быть мужчиной.
В шкафу висит военная форма - безупречно мужская, китель и брюки, и белая накрахмаленная рубашка. Императрица не надевала её давно - женщине, жене и матери, не пристало носить форму. Во всяком случае, так она думала раньше.
Недавним воспоминанием - просьба его величества, которая одновременно удивила и порадовала. Ей нравилась военная форма - значительно больше, чем даже костюмы, не говоря уже о платьях. И сейчас тоже нравится.
Императрица проводит рукой по ткани, вспоминая почти забытые ощущения. Черное с серебром, бессмертная, лаконичная элегантность. Брюки ей впору и сейчас, но рубашка и китель немного тесны в груди - после рождения ребенка она явно увеличилась. Но в зеркале напротив отражается все тот же стройный мальчик, что и тогда, несколько лет назад. Стройный мальчик, зачем-то, правда, отрастивший слишком длинные волосы.
Для того, чтобы волосы ниже плеч смотрелись мужественно, они должны быть как у императора - сияющие волны, словно заменяющие корону, которую он надевает так редко. И еще должен быть плащ - такой же белый… или красный… или синий. Наверное, особой разницы нет. Но ни адмиралу, ни императрице не положен плащ.
Императрица вспоминает свое былое звание и улыбается. Ей куда больше нравится думать о себе, как о адмирале Мариендорф, чем как о жене императора Райнхарда. Последнее - заслуга её женской природы, а не её ума и талантов. Вероятно, его величеству тоже по душе облик военного…
Иначе зачем бы он попросил её надеть форму?
Немного поправить волосы, расстегнуть пуговицу на кителе - не из кокетства, а чтобы он сидел хоть немного свободнее. Никакой косметики, никаких духов - адмиралу они ни к чему. И снова улыбнуться своему отражению в зеркале.
Не женщина - юноша, адмирал Мариендорф. Можно и забыть, что этого адмирала зовут Хильдой.
Но не стоит заставлять его величество ждать слишком долго.
Через пару минут императрица заходит к мужу. Тот сегодня слишком слаб и практически не встает с постели. Но при виде императрицы улыбается и тянется, чтобы сесть.
- Вам идет форма, ваше величество, - со все той же улыбкой произносит он. - Спасибо. Садитесь рядом со мной - я хочу видеть вас рядом.
Императрица садится, отмечая явное улучшение если не состояния, то настроения его величества. Его глаза блестят, а на лице выступил румянец - причем не лихорадочный, какой она уже привыкла видеть, а обычный румянец здорового человека.
Только очень смущенного или взволнованного.
Или…
Что все-таки означает для него военная форма сейчас? Именно сейчас?
Неожиданно его величество тянется вперед, и императрица невольно вздрагивает. Не от испуга или нежелания его прикосновений - просто от неожиданности. Но даже прикосновение императора весьма условно - он ухватил и наматывает на палец одну из прядей волос жены. Причем почему-то именно из челки. Разве не удобней было бы взять более длинную прядь?..
Но эту мысль императрица оставляет при себе.
Его величество, чуть прищурившись, смотрит ей в лицо. И ей незнаком этот его взгляд. Сосредоточенность, отчасти переходящая во властное, требовательное давление, чуть-чуть хитринки, и еще… то странное, что императрица иногда замечает в глазах мужчин. Как правило, когда эти глаза глядят не на неё.
Но теперь это странное обращено к ней, и она не знает, как реагировать. Просто сидеть, позволяя играть своими волосами? Или все-таки нужно что-то сказать, сделать, самой прикоснуться к мужу?
Наконец, его величество отпускает прядь и, наклонившись еще ближе, совсем на чуть-чуть, целует жену. И поцелуй его тоже непривычен - яростный, болезненный, императрица невольно морщится, когда чувствует укус в нижнюю губу. Через несколько секунд она пытается отвечать ему, но, видно, поздно - его величество отстраняется и с явным раскаянием смотрит на неё.
- Я сделал вам больно, ваше величество, - вздыхает он. - У вас на губах кровь.
Императрица качает головой.
- Ничего страшного, ваше величество. Такое бывает, - говорит она, словно с ней это не в первый раз. Почти рефлекторно она ищет глазами платок - вытереть кровь, просто прижать к саднящей губе, чтобы хоть немного успокоить боль. Его величество никак не помогает ей, он просто смотрит - но этот его взгляд уже знаком, хоть и видит императрица его редко.
Взгляд, который означает, что Райнхард фон Лоэнграмм чувствует себя виноватым.
- Ваше величество… военная форма что-то означает для вас? - наконец, не выдержав, задает императрица вопрос, который мучил её с самого начала.
Очевидно, на этот вопрос ответить сложно. Его величество чуть хмурится, но это вряд ли обида, скорее, задумчивость. И думает он довольно долго - императрица успевает найти платок и вытереть с губ кровь.
- Означает, - наконец, произносит его величество. - Человеку в военной форме… можно доверять. Если он действительно заслужил эту форму, то достоин уважения.
- Но многие и из тех, кто уважения не достоин, носят… носили форму, - осторожно замечает императрица. Его величество кивает, соглашаясь с нею.
- Да, но они не заслужили её. Они получали высокие звания и чины просто потому, что родились в аристократических семьях. Я знаю, что вы не из таких, - неожиданно добавляет он, и императрица невольно вздрагивает. - Ваши заслуги перед империей так велики, что, оставайся вы в армии, сейчас бы уже стали адмиралом флота.
- Вы слишком высоко цените меня, ваше величество, - вырывается у императрицы. - Я недостойна…
- Почему? - улыбается он. - Потому что вы женщина? Это глупо. Немногие мужчины сделали для империи столько же, сколько вы.
Императрица молчит. Вероятно, его величество ждет от неё ответа - но она не знает, что сказать.
Военные Рейха никогда бы не приняли женщину в качестве адмирала флота - но император вряд ли это понимает и когда-нибудь поймет. Хотя, может, конечно, и понимает, и именно поэтому не оставил её в армии…
Но вряд ли. Он слишком… гениален, слишком широко смотрит, и женщины-военные для него больше военные, чем женщины.
Императрица знает, что всегда хотела быть мужчиной. И не может понять - почему же отношение к ней, как к мужчине, столь желанное когда-то, сейчас вызывает у неё чувство… неудовлетворенности?
Словно император старательно игнорирует нечто очень важное.
Словно это действительно очень важно - несмотря на то, что она всю жизнь пыталась внушить самой себе обратное.

@темы: ЛоГГ, гет, райнхард фон лоэнграмм, хильдегарде фон мариендорф

URL
Комментарии
2016-04-07 в 20:13 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Если мне склероз не изменяет, он ей таки адмирала давал...

2016-04-08 в 13:25 

AmigoR
Хронически обкуренный Бальзак. Когда у меня хорошее настроение, виновата в этом любимая трава.
Мэлис Крэш, точно?

URL
2016-04-08 в 13:34 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
AmigoR, глянь конспект за последние серии.

2016-04-08 в 13:44 

AmigoR
Хронически обкуренный Бальзак. Когда у меня хорошее настроение, виновата в этом любимая трава.
Мэлис Крэш, спасибо за подсказку :)

URL
2016-04-08 в 13:55 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
AmigoR, не совсем последние, а то, что было до свадьбы.

2016-04-08 в 14:01 

AmigoR
Хронически обкуренный Бальзак. Когда у меня хорошее настроение, виновата в этом любимая трава.
Мэлис Крэш, я так и поняла. После свадьбы Хильду чисто технически в звании повысить уже не могли - беременная женщина, все-таки. А потом и кормящая мать. Разве что за рождение наследника престола её могли бы наградить... но до такого бы даже Райнхард вряд ли додумался.

URL
2016-04-08 в 14:05 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
AmigoR, нет, вот этого точно не было. :)

2016-05-12 в 16:18 

Мэлис Крэш, Если мне склероз не изменяет, он ей таки адмирала давал... Да. После Вермиллиона. И больше Хильду по званию не повышали.

AmigoR, Разве что за рождение наследника престола её могли бы наградить... но до такого бы даже Райнхард вряд ли додумался. Ну, это уже смешно просто :lol::lol::lol: К тому же, наградой Хильде за беременность, так сказать, стало замужество с Райнхардом.

2016-05-19 в 00:25 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
AmigoR, здорово:) Хотя и не мой пейринг.

   

Что ветер в уши нашепчет...

главная