09:07 

AmigoR
Хронически обкуренный Бальзак. Когда у меня хорошее настроение, виновата в этом любимая трава.
Оберштайн в последнюю ночь перед смертью Райнхарда. Больше мне про этот фик сказать нечего. Разве что - в тексте имеется цитата из "Государя" Макиавелли. Правда, за дословность не ручаюсь.


Бумаги шелестят, словно сухие листья под ногами. Осень. И не только для него самого, но и для всей империи.
Лето длилось недолго. Слишком недолго в небе светило солнце - своенравное златовласое солнце по имени Райнхард фон Лоэнграмм. Он умирает. И вместе с ним умирают все приближенные - во всяком случае, они так чувствуют.
Может ли он считать себя приближенным?
Вряд ли. Ему никогда не доверяли. Не говоря уже о любви или дружбе.
За окном дождь - темной, немного блестящей стеной. Пришлось бы включать лампу, не будь она уже включена - ведь давно уже ночь. В здании, наверное, нет никого, кроме него. Разве что Фернер...
Не стоит ли уже отпустить его домой?
Нет. Не в эту ночь.
Нужно работать - дел все еще остается слишком много. Ручка в виде пера скользит по бумаге, оставляя темные росчерки. Кто же ввел в моду эти ручки? Сам император? Кто-то из его адмиралов - например, Меклингер?
Усилием воли гасит мимолетную мысль. Теперь это уже совершенно не важно.
Нужно сосредоточиться на делах. Ради Рейха. Ради молодого мужчины, который сейчас уже не встает с постели - и вряд ли когда-нибудь встанет. Слишком молодой для смерти вообще. Слишком удачливый и талантливый, чтобы умереть на войне...
К сожалению, его удачи хватило только на это.
И не только его. Удачи всего Рейха. После смерти Райнхарда фон Лоэнграмма - кто займет на троне и в сердцах людей опустевшее место?
На троне - до совершеннолетия принца его жена, императрица Хильдегарде. Но её не будут любить так же. Никого не будут любить так же - а она еще и женщина. Первая действительно правящая императрица за всю историю.
И ей нужна будет помощь...
Неважно. Это тоже неважно. Императрица найдет себе помощников. Таких, которые подойдут именно ей.
Электронные глаза не устают... но, кроме них, у него есть кое-что еще. Можно было бы сказать поэтично "сердце". Но сердце - лишь насос для перекачивания крови. Необходимая только ему самому часть тела.
У него есть мозг. Вполне человеческий, но это и к лучшему - машина, способная не то, что превзойти, а даже просто заменить его, еще не изобретена. Может, никогда и не будет изобретена.
И мозг подсказывает: только один человек мог позволить себе роскошь возвысить предмет всеобщей неприязни. Только один человек мог открыто выслушивать его советы, не страшась свалиться с пьедестала сам. "О правителе судите по советникам его". Этот человек был исключением из правила.
Кто бы не был его советником, он не стал бы в глазах людей хуже.
На мгновение становится любопытно: что скажут потом? После смерти императора? Но только на мгновение.
Пусть говорят, что хотят. И хорошее, и плохое. Но, скорее всего, плохого будет значительно больше.
И это нормально. Это в природе людей.
Бумаги перестают шелестеть. Ненадолго. Времени осталось так мало... на размышления даже по очень серьезному поводу можно отвести не больше минуты.
Только минуту подумать, прежде чем поставить свою подпись. Снова пойти по сухим осенним листьям.
К зиме.

@темы: пауль фон оберштайн, джен, ЛоГГ

URL
   

Что ветер в уши нашепчет...

главная